Сегодня
Главная  Новости  Статьи  Задай вопрос Ане 
  <
последние   



поиск   
Расширенный поиск



Статьи   

взгляд на мир глазами студентов


Реклама:
Студенты поняли арт-терроризм по-своему
12auth

Ставшие привычными террористические акты могут удивлять своей жестокостью, об арт-террористических же акциях известно весьма немногим. Этим словом называют противостояние привычным рамкам культуры. Группа студентов, в том числе ребята из НГТУ, провозгласив своим лозунгом «искусство против культуры», отправились звонить в церковные колокола. Естественно, не спросив у служителей разрешения. Мы публикуем выдержки из письма, пришедшего от арт-террористов Новосибирска к нам в редакцию.

Сыграем Сепультуру в церкви

«17 апреля 2004 года состоялась спонтанная арт-террористическая акция, носившая пока неопределенный политический и художественный смысл. Суть акции заключалась в проникновении на колокольню какого-нибудь храма и последующем музицировании на колоколах.

Первой целью послужил православный Вознесенский собор, но путь на колокольню найден не был, и пришлось выбирать другую цель. Ею стал некий католический костел, который, как оказалось очевидным при ближайшем рассмотрении снаружи и изнутри, вообще не имел колокольни, либо имел, но она была тщательно замаскирована – видимо, кто-то успел предупредить. Третьей целью была выбрана мечеть, но, так как общим совещанием было определено, что конструкция мечетей в принципе не подразумевает наличие колокольни, была определена цель №4 – православный собор Александра Невского.

Странно, но никто не попытался преградить нам путь – по винтовой лестнице мы поднялись на колокольню. Уважая религиозные предрассудки прихожан, мы дождались окончания службы, чтобы не мешать своим творчеством совершению ритуала, и, наконец, удостоверившись, что служба закончена, устроили бесплатный благотворительный концерт. Кто-то хотел играть «Яблоки ела», кто-то – что-нибудь из репертуара вокально-инструментального ансамбля «Sepultura», кто-то ничего не хотел и просто играл – в итоге получилось нечто радикально авангардное и не имеющее аналогов в мировом искусстве и, тем более, культуре.

Кто бы мог подумать, что найдутся люди, которым наш концерт не понравится? Вскоре на колокольне появился представитель агрессивно настроенных служителей культа и попытался применить грубую физическую силу. Никто даже не успел спросить, в чем, собственно, дело, кто это такой, какое он имеет право и где его документ. Подтянулись еще консерваторы и стали пугать нас милицией, которую они якобы хотели вызвать, закрыв нас на колокольне. Мы пожалели нервы этих людей и, решив, что акция состоялась, покинули храм.

Подводя итог осуществленному и сказанному, можно отметить, что акция, как арт-террористическая, удалась: был «арт» – какой-никакой, но концерт, пусть даже короткий и непроанонсированный. Был и «терроризм» – захват чужого пространства и чужих инструментов и использование всего этого для выражения собственного творчества, а, значит, и взглядов» (Артем)


Они насмеялись над святостью

Очевидно, что студенты, совершившие эту акцию, и не думали ни о политической, ни о художественной определенности. Ими, скорее, двигало спонтанное желание совершить неординарный поступок. Настоящие же представители движения арт-терроризма пока не пытались надругаться над религией. Возникшее в 1992 году австрийское арт-сообщество Sabotage Communication (единственное в своем роде) своими принципами провозгласило разрушение привычных представлений во всех областях жизни, раздражение сознания, возвращение зрителя (или слушателя) к истокам его «Я». Участники Sabotage не хотят навязывать никаких новых стереотипов. Они просто показывают, что жизнь может быть другой.

Писсуар стал объектом искусства

Марсель Дюшан подписал своим именем писсуар, назвал это безобразие «Фонтаном» и выдал за объект искусства. А Дэмиен Хирст (тоже очень известный художник) выставил в галерее чучело 14-ти футовой тигровой акулы в растворе формальдегида. Sabotage Communication говорит, что оба они – безусловные классики арт-терроризма, потому что главная проблема современного искусства – выяснение пределов искусства.

Новосибирские арт-террористы, забравшись на церковь, отошли от принципов настоящего арт-терроризма, терроризма искусства. Они подвергли своему эксперименту культуру, причем культуру, священную для России уже более 1000 лет. Если бы они сотворили подобное в любой мусульманской стране, мы наверняка смогли бы увидеть их бездыханные тела.

Назвать выяснением пределов искусства можно было бы и звон в колокола, если бы они не были церковными. Ведь оскорбление чувств верующих вряд ли можно сопоставить с подписыванием своим именем писсуара. Религия священна независимо от того, веришь ты в Бога той церкви, в колокола которой ты пришел звонить, или нет. Можно говорить о вседозволенности в современном обществе, но нормальный человек, уважающий себя и других, никогда бы не подумал о такой форме арт-терроризма. Большинство опрошенных нами студентов НГТУ согласились с этим утверждением. Люди с религиозными убеждениями стоят за веру, и для них это имеет сакральный смысл. А ты просто приходишь и насмехаешься над их святостью…и топчешь.

Арт-террор или хулиганство

Интересно, что подобные эксперименты могут и не называться арт-террористическими актами. Около десяти лет назад студент тогда еще НЭТИ тоже залез на колокольню, но уже другой церкви – той, что находится на улице Терешкова в Академгородке. Дело происходило 7 января, на Рождество, между Александром и его другом Антоном завязался разговор о колокольном звоне. «Отчего мы стали говорить об этом, я не помню, – рассказывает Александр, – но нам захотелось послушать колокола. А поскольку в крови плавало достаточно много спирта, решили сходить. Но в час ночи колокола не звонят и звонить не должны. Звонарь уже дрых, поэтому пришлось делать это самостоятельно. «Металлика» у нас получилась, ибо Антон – ударник. Думаю, что кроме испуганного в усмерть попа (всадников апокалипсиса он увидел) никто от этого не пострадал. Поэтому каким-то актом терроризма или вандализма это считать нельзя. Я, между прочим, крещеный».

Чем же отличается поступок Артема как арт-террориста (нынешнего студента НГТУ) и Александра, учившегося когда-то в НЭТИ? Второй просто захотел послушать колокола, причем полез на колокольню в пьяном состоянии, первый решил назвать это красивым словом «арт-терроризм». Вполне возможно, что Артем и его друзья не знали о том, что совершают подобный поступок не первыми. Их методы эпатирования и привлечения к себе внимания немного напоминают методы известного поэта Маяковского, который привязывал рояль за ножку к потолку во время чтения своих стихов. А заинтересованная публика ждала, когда же им расскажут, зачем висит этот рояль под потолком. Но поэты, вместе с которыми выступал Маяковский, таинственно молчали.

Понятно, что движение, подобное арт-терроризму, безусловно, провокационно по своей сути. Те же участники Sabotage Communication очень серьезно относятся к своим проектам и не считают это обычным хулиганством. Но, не преследуя определенной цели и отступив от принципов того движения, которое изначально называлось арт-терроризмом, новосибирские студенты нарушили церковные обычаи. И мотивировать это стремлением выйти за рамки обыденного довольно сложно.

Арт-терроризм начался с Петра I

Еще во времена Петра Первого на Руси проходили шутовские Соборы. Это был своего рода аналог церковного обряда, с песнопениями и колокольным звоном. Кого-то избирали митрополитом, кого-то наряжали попами, и все вместе обильно выпивали. Впрочем, это не мешало протрезвевшему на утро Петру идти в ту же церковь и молится Богу. Но он был царем, и несогласным с таким положением дел приходилось молчать.

Наверное, Петр Первый тоже был своего рода арт-террористром, ведь звуки, извлекаемые из колоколов были такими же «неповторимыми» шедеврами мирового искусства, как и произведение новосибирских студентов. Хотя вряд ли у них получилось исполнить какую-либо узнаваемую композицию, ведь чтобы стать профессиональным звонарем, необходимо этому делу учиться. Интересно, что в церковные колокола могут звонить все желающие, но только в определенные дни: всю неделю после Светлого воскресенья. Ведь именно Пасхе мы обязаны выражением «звонить во все колокола». Поэтому в народе и называют Седмицу, наступающую после Светлого Воскресенья, «звонильной неделей». Арт-терроризм как попытка нарушить привычный порядок вещей и стремление выйти за рамки искусства имеет право на существование. Подобные желания отдельных людей, в конечном счете, и приводят к новому витку эволюции в искусстве. Вспомнить хотя бы Малевича или Сальвадора Дали, чье творчество наверняка помогло многим по-другому взглянуть на этот мир, доставило новые необычные впечатления.

Ребята, приславшие нам письмо, в ближайшем будущем планируют еще одну акцию. Несмотря на то, что они нарушили церковные правила, сложно однозначно оценить их поступок. Настоящий арт-терроризм должен задевать чувства людей, переворачивать с ног на голову – неординарное помогает искусству развиваться.




У них тараканы в голове

Денис, участник безбашенного музыкального коллектива «The Penises»: Я против подобного самовыражения. Если бы они исполняли какие-нибудь церковные песнопения, это было бы приемлемо. Но пытаться играть Сепультуру... В их текстах очень много анархических высказываний и демонического смысла. «The Beatles» в свое время отыграли концерт на крыше. Я думал о том, чтобы поиграть в туалете ЛДС: он большой, туда и аппаратуру можно притащить. В Москве есть организация «Глупые люди». По-моему, на первое апреля они ходили по городу и раздавали всем морковку. Такие поступки я могу понять.

Дима, клавишник группы «Девятый вал»: Я бы, наверное, залез. Не обязательно накурившись или напившись. Можно просто так. Чем бы руководствовался при этом? Это могло бы быть простым побуждением изнутри или другая причина – не кому-нибудь что-нибудь доказать, а просто подать какой-нибудь знак или сигнал. Насколько я знаю, на колоколах очень трудно играть, поэтому это был бы просто звон. Думаю, ничего страшного они не сделали, никого не тронули, не убили. Их попросили выйти, они вышли. Может быть, это называется мелким хулиганством, но в нашем обществе такое вполне допустимо.

Эвелина, бакалавр исторических наук: С точки зрения психологии, это просто банальное желание выпендриться, чтобы все заметили и сказали: «О, какие крутые и смелые парни!». С позиций культуры, это называется вандализмом. Просто в данном случае он нематериального характера. Обычно бьют и ломают памятники, а тут музыка – вещь нематериальная. Она прозвучала и все.

Миша, ФПМИ: Сами попы тоже так постоянно делают. Ты разве не слышала? То «Рамштайн», то «Подмосковные вечера» играют.

Андрей, ФЭН: К сожалению, есть такие отдельные лопухи, у которых нет никакой морали и этики.

Ваня, РЭФ: Это то же самое, что пописать на кладбище своих предков. Отстреливать таких нужно.

Опубликовано в газете "Энергия" № 24(133) от 28 апреля 2004г.

Добавить комментарий:
Твоё имя:
E-Mail:
Твой комментарий:

Смотреть мнения других читателей


внимание!   
Если ты заметил ошибку на этой странице, пожалуйста, выдели ошибочный текст и нажми CTRL+Enter. Cообщение об ошибке будет автоматически отправлено администратору сайта.
 
NGS banner network

Реализовано с помощью системы веб-публикаций
Интернет-портал "Энергия из эпицентра студенческой жизни".
Cтуденческая газета "Энергия" .
630092, г. Новосибирск, пр-т К. Маркса, д.20, корп. II, комн. 639. Телефон редакции: 346-40-16.
Использование материалов данной страницы возможно только с разрешения редакции студенческой газеты "Энергия".