Сегодня
Главная  Новости  Статьи  Задай вопрос Ане 
  <
последние   



поиск   
Расширенный поиск



Статьи   

взгляд на мир глазами студентов


Реклама:
Диггеры уходят во тьму
Кирилл Веранщук

Диггеры – это исследователи подземных городских магистралей, ходов и коллекторов. Их можно назвать городскими спелеологами, копателями или шахтерами, в общем, можно подобрать для них много названий. Они пропадают под землей сутками. Их не интересуют пещеры, естественные подземные полости. Они изучают подземелья, созданные человеком.

Первые диггеры появились в шестидесятых годах прошлого века на Западе, в больших городах с древней историей, в которых когда-то было вырыто много подземных ходов, катакомб, тайных стратегических сооружений. Достаточно вспомнить знаменитые парижские катакомбы. В середине восьмидесятых годов диггеры появились и в Советском Союзе. Они объединялись в группы и спускались в подземелья Москвы и Ленинграда. Там есть, где разгуляться: за многолетнюю историю этих городов под землей было сделано много подземных сооружений. А как же с этим в Новосибирске? Для начала отвечу: диггеры у нас есть! Их только надо найти… Человек этот внешне ничем не выделяется. Его легко не заметить в толпе. Зато он много знает о подземельях и, тем не менее, утверждает, что «под землей много чего есть, и все это изучить невозможно».

«Темный», – представился он. За что дали такое прозвище? Неясно: глаза голубые, волосы светлые. Что-то, по всей видимости, профессиональное.

– Ты хочешь спуститься под землю? – спросил меня Темный.

– Нет, мне просто хочется узнать про диггеров. Я боюсь темноты и сырости.

– Хорошо. Прежде всего, хочется развеять миф о диггере. Это не подземный ковбой, смело сражающийся с трехметровыми крысами. Для диггерства нужно созреть. Это состояние души, этого просто не объяснить. Диггером мало родиться, надо еще до этого дорасти. Под землей надо все делать самому. Если попадешь в историю, то маму звать бесполезно, никто тебя выручать не будет. Над тобой двадцать метров земли и к тебе никто не полезет. Так что будь любезен, выручай себя сам. Потому поодиночке мы и не ходим. А еще одному под землей можно просто сойти с ума: темень, сырость, холод, гул, идущий отовсюду. Как только под землю попадаешь, так на тебя вся эта «подземная энергетика» и давит. На моих глазах новички просто залезали под землю, проходили несколько метров и тут же бежали обратно – не выдерживали. А некоторые просто останавливались и никуда дальше идти не хотели. Что-то животное, древнее, в них просыпалось, и они стояли на месте. Приходилось тащить обратно на руках.

Это еще не все. На улицу можно выйти в куртке и джинсах, а под землю мы собираемся неделями. Это у нас называется «экспедицией». Все должно быть отлично приготовлено и проверено. Два фонарика с двумя комплектами батареек для каждого, сухие полуфабрикаты, несколько фляжек с водой, пара лопаток (лучше всего саперные), комплект сухого белья, свечки и спички… Много всяких мелочей. Спуск под землю для диггера можно сравнить с запуском в космос для космонавта. Также долго собирают, также рискованно.

– Где вы ходите? Неужели в нашем городе есть такие места?

– Ну, метро же умудрились построить. Под землей много чего. И коммуникации: телефонные кабели, канализация, просто подземные переходы. Ходы эвакуации. Под Новосибирском есть туннели, соединяющие важные военные заводы, вокзал, институты Академгородка. Это все было построено для подземного существования оборонного комплекса в случае ядерного удара по городу. Вырыли же на глубине двадцать метров железнодорожные тоннели, склады и линии подземной коммуникации. Во времена войны под Оперный начали свозить предметы искусства с европейской части Союза и вырыли там четырехэтажные подземелья. После войны их вывезли, но вот подземелье нужно было под что-то пристроить. Так что там и расположился пульт управления РВСН.

– Вы там были?

– Был. Там на верхних двух этажах что-то есть, поэтому там все перекрыто, а вот внизу никого. Слой пыли, щитки приборов с выдранными датчиками и кнопками. Повсюду валяется хлам – видимо, мы там были не первыми.

– А кто же это все построил?

– Скорее всего, заключенные под руководством инженеров московского Метростроя, во время войны или несколько позже. Мы находили на стенах какие-то их метки, знаки. А кое-где и братские могилы. Потом все это достраивали рабочие метрополитена других городов, оборонщики. В общем, было кому. Но, видимо, под землей им было неуютно. Это видно по надписям на стенах и по объемам братских могил. Если Санкт-Петербург построили на костях, то наши подземелья до потолка засыпаны костями.

– А что еще есть под землей?

– Разные склады. Один раз забрели в тоннель, где стояла бронетехника. Тоннель этот шел где-то от Ини до Академгородка. В нем в два ряда стояли танки, пушки, вездеходы. Если учесть, что в южном направлении идет тоннель (и техника вся развернута на юг), то скорей всего против Китая стоят. Говорят, что такие тоннели есть и в Красноярске, и Кемерово, и в Иркутске. Парни говорили, что эти танки хоть сейчас готовы в бой, и еще долго будут последним словом военной техники. Видели много складов с боеприпасами. Есть железнодорожные тоннели. Они вырыты прямо под метро и сделаны добросовестно. Так что, если под «Заельцовской» или «Октябрьской» пройдет крупный состав, никто даже этого не заметит.

– А сами-то как проникаете под землю?

– Есть входы через канализацию, метро, даже подвалы. Только я вам их не покажу. Это не боязнь конкуренции. Просто потом много «горячих голов» залезет туда поодиночке, да там и сгинут. А там не так уж легко, поверьте мне. К тому же, в свете последних дней, под землю можно не только проникнуть безнаказанно, но и пронести в метро или под фундамент бомбу. А это уже терроризм. Так что не хочется брать на душу грех.

– И как давно вы этим занимаетесь?

– Года три. У нас собралась хорошая, надежная, проверенная компания. Мы уже облазили под землей не один километр, а там ведь еще много чего неразгаданного. Вообще, проходили мы примерно от Калининского района до Академгородка. Но это еще не предел. Кое-что под землей скрыто, кое-где замки, где-то охраняют и это даже радует – не все так плохо. Вообще, диггерство – вещь вредная. Постоянно ходить в темноте, радон идет из-под земли, сырость и холод. Приятного мало. Потому и должны быть диггеры немного «не в себе», со сдвигом по этой части.

– А с диггерами из других городов вы знакомы?

– Есть целые диггерские сайты. Регулярно переписываемся с московскими, питерскими, иркутскими, екатеринбургскими, самарскими, ростовскими диггерами. Делимся опытом, ездим в гости. В общем, как у всех прочих организаций. Одно меня в подземелье смущает: если знать, где войти, то любой дурак под землю проникнет. Так что надо входы или заколотить, или охранять.

Диггеры уходят во тьму. Их фонарики скачут по стенам тоннеля. Шаги становятся все тише, и лишь гулкое эхо разносит их по тоннелям. И уже нельзя отличить звука шагов от далекого капанья воды. Диггеры уходят во тьму…

Опубликовано в газете "Энергия" № 19(128) от 24 марта 2004 г.

Добавить комментарий:
Твоё имя:
E-Mail:
Твой комментарий:

Смотреть мнения других читателей


внимание!   
Если ты заметил ошибку на этой странице, пожалуйста, выдели ошибочный текст и нажми CTRL+Enter. Cообщение об ошибке будет автоматически отправлено администратору сайта.
 
NGS banner network

Реализовано с помощью системы веб-публикаций
Интернет-портал "Энергия из эпицентра студенческой жизни".
Cтуденческая газета "Энергия" .
630092, г. Новосибирск, пр-т К. Маркса, д.20, корп. II, комн. 639. Телефон редакции: 346-40-16.
Использование материалов данной страницы возможно только с разрешения редакции студенческой газеты "Энергия".