Сегодня
Главная  Новости  Статьи  Задай вопрос Ане 
  <
последние   



поиск   
Расширенный поиск



Статьи   

взгляд на мир глазами студентов


Реклама:
Сквозь тернии науки к звездам
12auth

Диплом I степени фестиваля "Студенческая весна НГТУ - 2004" в номинации "Материалы о студенческих проблемах".

Открывающиеся перспективы и интересная работа научного сотрудника почему-то не привлекают большую часть студентов. Ведь хочется всего и сразу – денег побольше, квартиру получше, да и семьей обзаводиться надо. Поэтому часто мы выбираем путь, на котором быстрее достигнем материального благополучия.

Выпускник АВТФ, работающий продавцом в компьютерном зале – не редкость, также как и системный администратор после ФПМИ. Тех же, кто пошел в научно-исследовательские институты, сравнительно немного. И это притом, что статус человека, занимающегося наукой, гораздо выше, чем статус торгового представителя. Тем не менее, стать частью научной элиты студенты почему-то не спешат. Все понимают, что развивать науку нужно, но желающих заниматься этим не так много.

А все потому, что на пути молодого ученого встает много проблем. И в первую очередь, проблемы материальные. Средняя зарплата аспиранта, работающего в научно-исследовательском институте – всего около 1000 рублей. Допустим, ты уверен, что в будущем достигнешь определенных высот и сможешь зарабатывать намного больше. Но ведь на это потребуется время. И хорошо, если ты живешь с родителями, которые согласны тебя обеспечивать. А если нет?

Те, кто поступал в университет только ради корочки, как правило, не работают по специальности и, тем более, не идут в науку. Им просто не интересен такой вид деятельности. Существует отдельный класс молодых людей, которые поступают в аспирантуру, чтобы получить отсрочку от армии. А девушки иногда идут работать в НИИ с надеждой, что им помогут в написании диплома. Тем не менее, люди, выбирающие тернистый путь ученого, все-таки существуют. Проработав некоторое время в НИИ, они остаются там, чтобы продолжить научные исследования, несмотря на все трудности. Чтобы своими глазами увидеть, как живется молодым ученым я отправилась в Институт теоретической и прикладной механики (ИТПМ), где работают аспиранты факультета летательных аппаратов (ФЛА) НГТУ – Максим Тимофеев и Иван Турко.

Самолеты бывают «мини» и «макси»

– Как вы решили пойти в науку?
– На втором курсе у нас была экскурсия по ИТПМ. Тогда мы первый раз встретились с нашим будущим научным руководителем – Валерием Ивановичем Звегинцевым. Он рассказал, чем здесь занимаются люди. Мы увидели, что стиль работы лаборатории очень динамичный. Множество экспериментов, разносторонние творческие задачи – это было то, о чем мы мечтали. Валерий Иванович дал каждому задание, и мы начали работать. Спустя некоторое время, мы поняли, что это действительно та область, в которой хотелось бы себя реализовать. Наверное, если бы научный руководитель не сумел нас заинтересовать, из нас бы ничего не получилось.

Теперь рабочий день у ребят начинается в 10:00. Каждое утро им предстоит длинная дорога до Академгородка. Но это их совсем не смущает. Максим добирается на своей машине, деньги на которую он заработал своей головой . В прошлом году за научные разработки Максим получил 1000 долларов от одной из крупнейших авиационных компаний – «Боинг».

Максим: «Иногда я очень спешу в лабораторию. Ведь бывает так, что интересные идеи приходят во сне. А утром просыпаешься – и на работу как сумасшедший».

– В чем заключается ваша работа?
Максим: Перед тем, как построить настоящий самолет, нужно провести очень много расчетов и поставить кучу экспериментов. Кто-то делает кресла, а мы проектируем фюзеляж, крылья и компоновку самолета в целом. Мы берем маленькую модель самолета и помещаем ее в аэродинамическую трубу.

Скорость полета и остальные условия в трубе соответствуют реальным. И при помощи специальных датчиков мы фиксируем все параметры самолета. Иногда приходиться поработать кое-где напильником и снова поместить модель в трубу. В итоге мы делаем заключение – самолет такой-то формы имеет такие-то параметры. После этого уже можно строить точно такой же большой самолет.

Иван: Я занимаюсь тем, что снимаю при помощи камеры кратковременные процессы, происходящие в аэродинамической трубе. Человек никогда не смог бы увидеть эксперимент, длящийся всего 100 миллисекунд. Такой эффективной работе камеры помогает система визуализации, реагирующая на разность плотностей, и система сбора данных по датчикам. Это будущее самолетостроения.

А однажды, когда на ТЭЦ засорился золоотвал, ребята спасли Новосибирск от экологической катастрофы. На помощь пришел разработанный в лаборатории пневмогенератор, который позволяет делать чистку без больших затрат времени, денег и собственного здоровья. Газ, содержащийся в баллоне, оказывает разрушающее действие на сыпучие материалы, не причиняя никакого вреда железу. Поэтому, используя пневмогенератор, парни довольно быстро исправили критическую ситуацию.

Физические процессы работают и в жизни
Многие люди думают, что работа в НИИ скучна и монотонна. Ученые сидят на одном месте целый день, света белого не видя и практически ни с кем не общаясь. Да, действительно, Максим и Иван пропадают на работе сутками, возвращаясь домой очень поздно. Помимо самих исследований, научная деятельность предполагает еще и обмен информацией с другими исследователями. Поэтому выступления на научно-практических конференциях – обязательная часть их деятельности. За 3,5 года Максим написал много статей и выступил более чем на десяти конференциях, в том числе и на международных.

– Бывает ли, что на конференции выясняется, что ты сделал что-то не так?
– Максимум, что я могу сделать неправильно – это объяснить графики. Я же работаю не один, а с научным руководителем. Просто потом нужно будет еще раз все проверить.

– Пригождается ли на практике то, что дают в университете?
– Конечно, физические процессы, о которых нам рассказывают на занятиях, работают и в жизни. Только из 100 процентов всей информации реально нужно лишь 20. Самое печальное – я не знал, что учить. Сейчас мы работаем в области гиперзвуковых технологий. Но, будучи студентом второго или третьего курса, я не догадывался, что мне будут нужны знания именно о гиперзвуке или дозвуке, зато я выучил, что такое противогаз. Вот и приходится иногда заглянуть в тетрадку с лекциями или почитать в учебнике какую-нибудь главу. Сложно сказать заранее, какие знания тебе пригодятся на практике. Поэтому лучше учить все.

Максим и Иван постоянно общаются с журналистами и учеными из других стран. В прошлом году две установки, разработанные в их лаборатории, купили американцы. А недавно ребята устанавливали такие же образцы в Корее.

Максим: «Раньше с нами работал корейский студент – Ли Чун Рё. Мы были его научными руководителями. А когда мы что-то рассказывали ему об истории России, он нас останавливал и высказывал свое мнение. Бедняга, ведь его заставили прочитать Карамзина!»

Иван: «Странно, но почему-то и китайцы, и корейцы постоянно выигрывают нас в бильярд».

Больше времени – больше денег

Большая часть одногруппников Максима и Ивана не пошли в науку. Кто-то выбрал работу в аэропорте, кто-то в компаниях, занимающихся установкой рекламных щитов (промышленная аэродинамика), многие подались в проектировщики. Получилось так, что работа в НИИ не интересует выпускников, также как и работа на заводах. Ведь выпускники, в первую очередь, думают, как снять квартиру и где бы заработать денег. Тем не менее Ивана и Максима финансовая сторона пока не смущает…

Иван: У нас уже есть большой задел, мы можем на многое рассчитывать. Сейчас самое главное – это интерес и желание научиться. Деньги на втором месте.

Максим: В будущем мы планируем стать большими специалистами в этой области, что позволит получать большие деньги. Поэтому мы жертвуем временем. Зарплата, которую мы сейчас получаем – 1000 рублей минус налоги. Благодаря промышленным контрактам она может вырасти до 10000. Но это не каждый месяц. В среднем у нас выходит около 4000 рублей.

Интерес к делу, немного мозгов – и все мы нобелевские лауреаты

На физико-техническом факультете НГТУ готовят исключительно научные кадры. Поэтому я и решила узнать, на самом ли деле выпускники физико-технического факультета идут в работать в научно-исследовательские институты. Но, направляясь туда, я даже не предполагала, что здесь студенты еще более оптимистичны относительно своего будущего, чем на ФЛА. Возможно, это объясняется тем, что число обучающихся по специальности «лазерная физика» к четвертому курсу сократилось в два раза. А ядерщиков и вовсе осталось около восьми человек. Похоже, выдержать учебу на таком научном факультете не всякому под силу.

Зато все студенты-физики распределяются по закрытым и открытым лабораториям Академгородка еще на третьем курсе. Сейчас, на четвертом курсе, единственный день, когда «лазерщики» собираются вместе – суббота. И всего на одну лекцию. Остальные занятия проходят в Академгородке. На вопрос, будут ли они и дальше заниматься научно-исследовательской работой, студенты ФТФ единогласно ответили «Да». Даже девушка, староста ФЛ-02 Екатерина, планирует продолжать свою научную деятельность.

– Маленькая зарплата вас не пугает?
– Наш научный руководитель говорит, что в полупроводниковой промышленности сейчас вращается 250 миллиардов долларов. И этого на всех нас точно хватит. Тем, кто пошустрее да похитрее, уже платят, правда, немного. Работать очень интересно и очень перспективно. Кто-то из нас планирует поехать в аспирантуру за границу, но если дадут квартиру, то можно и в России обосноваться. Кстати, самый прибыльный бизнес – контрабанда приборов. Контингент-то на ФТФ разный:). А вообще все мы будущие нобелевские лауреаты. Главное – интерес к делу, немножко мозгов и деньги будут. Вот и в фильмах сейчас одни лазеры. Все перспективы на лицо.

– Что может помешать вашим стремлениям?
– Автобус до Академгородка. Вставать приходится в 8 утра. На дорогу уходит много денег и времени – 1,5 часа туда-обратно. Это у «ядерщиков» автобус халявный, а мы своим ходом добираемся. Хотя, можно и поспать, стоя… Упасть все равно не дадут.

Утечка мозгов» без притока денег
Говорить о том, что положение нашей науки ужасно, не совсем верно. Ведь пока есть молодые ученые - не все потеряно. Они готовы жертвовать временем и выгодой ради интереса и будущих перспектив. Они уже продвигают науку вперед, и в будущем, тем более, у них все получится. Может быть, скоро гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель, разработанный Иваном Турко, станет востребованным. А все физики-лазерщики с ФТФ станут нобелевскими лауреатами. В конце концов, в последнее время именно русские физики удостаиваются этой чести.

Чтобы таких примеров было больше, необходимо финансовое стимулирование. А если такового не произойдет, многие талантливые люди покинут нашу страну. Некоторые уже сейчас надеются на то, что уедут за границу. Стоит помнить, что умных и целеустремленных студентов много, но большинство по-прежнему не пойдет в науку, пока не станет возможным за счет нее жить.

Опубликовано в газете "Энергия" № 10 (119) от 16 ноября 2003.

Добавить комментарий:
Твоё имя:
E-Mail:
Твой комментарий:

Смотреть мнения других читателей


внимание!   
Если ты заметил ошибку на этой странице, пожалуйста, выдели ошибочный текст и нажми CTRL+Enter. Cообщение об ошибке будет автоматически отправлено администратору сайта.
 
NGS banner network

Реализовано с помощью системы веб-публикаций
Интернет-портал "Энергия из эпицентра студенческой жизни".
Cтуденческая газета "Энергия" .
630092, г. Новосибирск, пр-т К. Маркса, д.20, корп. II, комн. 639. Телефон редакции: 346-40-16.
Использование материалов данной страницы возможно только с разрешения редакции студенческой газеты "Энергия".